Нязепетровск — феникс Горнозаводского края

toshishiro (http://toshishiro.livejournal.com/) , 18.09.2014 (2801 день назад)

См. также
Нязепетровск железнодорожный
Нязепетровск. Малоэтажки железнодорожного района

Заканчиваем прогулку по Нязепетровску. Теперь пройдём по центру городка.

0.JPG

Итак, о космосе и не только…

В прошлый раз мы дошли до нязепетровского водохранилища. Теперь же потопаем вдоль реки Нязя в город.

1. Сразу за мостом здание училища (видимо, профессиональное училище № 27). На территории сохранился вышедий из моды старый советский мотиватор: «Отличная учёба и труд тебе, Родина»

1.JPG

2. Издержки рельефа. Огород прижат прямо к скале. На скале, кстати, окраина городского кладбища.

2.JPG

3. А домик с этим огородом стоит в самом начале одной из самых крупных улиц — улицы Ленина:

3.JPG

4. Вот и пошли панельные пятиэтажки — то, без чего и город не город.

4.JPG

5. Пятиэтажки разных серий и стоят без видимого плана. Видимо, застройка была либо по требованию, либо по средствам.

5.JPG

6. Такой дом мы уже видели по соседству — со двора, на позапрошлой фотографии. Только не столь нежно-розовый. На солнце сияет своей знаменитой улыбкой Юра Гагарин. Спасибо, Юра! Космос наш.

6.JPG

7. Ещё одна панелька на противоположной стороне улицы Ленина, и на этой счастливой ноте панельки на улице Ленина заканчиваются.

7.JPG

8. Одухотворённое здание магазина. Архитектурный рационализм удавился от осознания собственной нелепой роскоши.

9.JPG

9. Улица вторая по важности, но и здесь есть деревенский налёт

10.JPG

10. …и болезнь домов на двух хозяев

11.JPG

11. Местный долгострой. Амбициозный проект, здание спорткомплекса, которое начало строиться ещё вроде как при губернаторе Сумине, олимпийскими темпами продолжило строиться трижды проклятым нязепетровцами губернатором Юревичем, да и на детей наших детей, должно быть, хватит. Когда сайдинг и синее стекло встретятся — интересно, кто кого победит?

12.JPG

12. Вот и пошла дореволюционная постройка. Надпись на здании гласит: «18 ноября 1941 года г. Нязепетровск посетил маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов». Интересно, что это он тут делал… 18 ноября, мать его, 1941 года?! Другого времени не нашёл съездить? Вообще, в это время он был представителем Ставки по формированию войск, но неужели бригаду морской пехоты не могли без маршала собрать?

13.JPG

На фото видно, что здание готовится к упаковке в сайдинг. Фото майское. На сегодня, увы, здание уже изуродовано.

13. Мы прошли перекрёсток с единственным в городе светофором. И на этом перекрёстке свернём сразу направо — на улицу Карла Маркса. Это двухэтажное кирпичное здание будем торжественно считать первым приличным дореволюционным, которое встретили. В здании разместилась редакция главного печатного органа Нязепетровска — газеты «Нязепетровские вести».

14.JPG

14. Здание Россельхозбанка озадачивает: кому в наше время пришло в голову делать окошки такой формы? Неужели настолько отремонтированное дореволюционное?

15.JPG

15. Противоположная сторона улицы, автостанция. Надо сказать, что, при напрочь отсутствующем железнодорожном сообщении, связь Нязепетровска с остальным миром посредством автобусов можно назвать довольно прочной. Каждый день ходят автобусы на Екатеринбург (на южный автовокзал) и несколько раз в день на Челябинск. Также есть автобусное сообщение со Златоустом.

16.JPG

16. В парке при церкви (преобразован из парка при клубе) спряталось вот такое полукаменное здание.

17.JPG

17. Дальше по улице — многофункциональное и скучное.

18.JPG

18. Любопытный домик. Сейчас учреждение, а не был ли раньше жилым?

19.JPG

19. Деревянные жилые двухэтажки

20.JPG

20. А тут вновь пошли кирпичные, многоквартирные. Обратите внимание на лысый холм за домом. Наверное, с него открывается неплохой вид. Жалко, туда не добрался.

21.JPG

21. И ещё один кирпичный

22.JPG

22. Пора выбираться на центральную городскую улицу — улицу Советскую. И первое, что встречаем — сталинское здание школы № 1 с эффектной лестницей. Некогда лестница была украшена двумя фигурами пионеров. Увы, фигуры не сохранились.

23.JPG

23. По ту сторону Советской дома идут резко в гору, уступами. В этом месте — главная торговая зона города, но в кадр влез только этот одноэтажный хозяйственный магазин.

24.JPG

24. Ещё раз взглянем в обратную сторону — на юг. Рельеф тут всё-таки что-то с чем-то

25.JPG

25. Столбы ворот намекают на сталинский период, хоть здание и очень аскетично.

26.JPG

26. Улица Советская почти под 90 градусов поворачивает на север, в сторону Уфалея (на фото — это дорога направо), и становится улицей Свердлова (там ещё будут три пятиэтажки, но в остальном — вновь частный сектор). А перпендикулярно ей за кирпичом идёт улица Щербакова, застроенная панельными и кирпичными малоэтажками. Здесь по ощущениям самый «квартирный» район города, хоть и не видать домов выше 3 этажей.

27.JPG

27. Самое примечательное дореволюционное здание — бывшее здание волостного управления — конечно же занимает музей. Перед зданием музея лежит внушительное зубчатое колесо начала XX века — от машины для очистки руды с Ильинского рудника поблизости от Нязепетровска.

28.JPG

Если присмотреться, то между ёлочками у самого здания видно какую-то серую клумбу. «Клумба» — на самом деле остатки постамента дореволюционного памятника. Попытался разобрать полустёртые надписи на мраморных плитах с 4 сторон:
— «Въ память освобождения крестьянъ отъ крепостной зависимости 1861 года ФЂвраля 19 дня»
— «Открытъ 1888 года Августа 30 дня» (27 лет? Видимо, опоздали к 25-летию)
— «ОсЂни себя крестнымъ знаменемъ, православный народъ, и призови съ Нами Божiе благословленiе на твой свободный трудъ залогъ твоего домашнего благополучiя и блага общественнаго» (слова манифеста 19 февраля 1861 года)
— Четвёртая табличка сильно пострадала — то ли от рук вандалов, то ли от конъюнктуры. Первые две строки раскрошены и практически нечитаемы, далее: «…От благодарныхъ крестьянъ Нязь-Петровского завода»

На самом здании ещё одна памятная доска про «благодарныхъ крестьянъ»: «12 /25/ апреля 1914 года здесь состоялся первый митинг забастовавших рабочих завода».

28. Пройдёмся по противоположной стороне ул. Советской в обратном направлении. Парадную часть улицы составляют симпатичные отремонтированные сталинки с эркерами. На фото вместилось два домика, на самом деле их — три.

29.JPG

29. Аккуратный и симпатичный «деревянь».

30.JPG

30. Мы уже прошли мимо школы № 1 и имеем полное право снова обратить внимание на нашу сторону улицы. Аскетичная сталинка с магазином на первом этаже.

31.JPG

31. Ещё дальше налево вот такой домишко. Наверное, тоже дореволюционный, но в очень хорошем состоянии.

32.JPG

32. На той стороне Советской — двухэтажная двухпрестольная церковь Петра и Павла середины XIX века.

33.JPG

33. В советское время побыла клубом и кинотеатром «Октябрь», а в 1990 году возвращена верующим. В этой церкви меня, кстати, крестили. Несколько смущает архитектура — то ли колокольню демонтировали, то ли на ней изначально сэкономили. Сейчас колокольня — прямо в стене, на втором этаже, это видно на втором кадре. Информации об архитекторе и дореволюционных снимков не нашёл, видимо, надо всё-таки в нязепетровский музей сходить.

34.JPG

34. Центр культурной жизни Нязепетровска — дом культуры, он же спорткомплекс, он же кинотеатр. Если приглядитесь к постеру — увидите, что и здесь крутят суровый артхаус. Когда выбор не велик — пойдут как миленькие.

35.JPG

35. Маленькому городу — маленькая трибуна. Вряд ли здесь принимают парады, но ведь когда-нибудь заживём!

36.JPG

36. Пересечение Советской и Ленина — кольцевая, в центре которой камушек с гербом. Замысловатая геральдика содержит в себе кусок герба Челябинской области — челябинского верблюда, символизирующего терпение и наплевательское отношение к проблемам. Главная часть — крест из двух рек. Та, которая «ёлочкой» — видимо, Нязя.

37.JPG

Существует, кстати, ещё и герб Нязепетровского района — с медведем, ларём и рыбкой.

37. За трибуной с Лениным раскинулся центральный городской парк им. Юрия Гагарина. Небольшой, но для города хватает. Космической символики в Нязепетровске, похоже, не меньше, чем в Самаре (здесь даже революционный митинг 12 апреля был!).

38.JPG

Ну кто в СССР не испытывал радость от прорыва в космос и не чувствовал собственную, хоть ничтожно малую, причастность?

38.

39.JPG

39. В парке на берегу Нязи расположен мемориал павшим в ВОВ.

41.JPG

40. Отдельно выделены памятные плиты с рельефными портретами — шестерым героям Советского Союза

40.JPG

41. …а с противоположной стороны стоит памятник погибшим в горячих точках. По одному своему земляку потеряли нязепетровцы на острове Даманском, в Афганистане, в первой и второй чеченских.

42.JPG

42. Нязинское водохранилище, заполненное в незапамятные времена для завода на реке Нязя. Вид со смотровой площадки у мемориала. По центру кадра — лыжные трамплины.

43.JPG

43. За парком прячется городская больница. Главный корпус довоенной постройки слегка запущен.

44.JPG

44. Пройдёмся на другой берег Нязи. Это шлюзы нязинской плотины. Значительно менее впечатляющие, чем шлюзы нязепетровского водохранилища на Уфе. Но наверное всех сильно впечатлило, когда плотину прорвало в 1922. На противоположном берегу — белое здание больницы, которую видели на предыдущем фото.

45.JPG

45. В тени ещё один памятник — обелиск, посвященный Горшенину Павлу Сидоровичу — одному из первых комсомольцев города.

46.JPG

46. Кажется, школа.

47.JPG

47. Одной из целей прогулки по Нязепетровску была фотоохота — на объекты культурного наследия РФ, для wikivoyage. Увлекательное, должен сказать, занятие, особенно когда нет толком карты района поисков. Объекты очень разные, само понятие такой формы государственной охраны памятников архитектуры, скульптуры, истории и археологии появилось в 1960 г., с тех пор и формируется список. В 80−90-е гг. регионы поднажали и начали включать в список всё подряд. Но азарта в поисках это не убавляет. Вот этот памятник — дом, где жила революционерка Бархатова на маленькой улочке, носящей её имя. К нему я, как видите, увы, опоздал. Дом наполовину сгорел и ныне брошен в руинах.

48.JPG

48. А вот и он, тот самый Нязепетровский крановый завод (или как он сейчас официально называется — литейно-механический). К сожалению, место на карте памяти у меня уже заканчивалось, поэтому завод дам только вот таким неполным кадром.

49.JPG

На фото справа виден собранный кран — постоянный демонстрационный экземпляр. Это безголовочный башенный кран (судя по высоте, КБ-586) — одна из нескольких моделей кранов, запущенных в серийное производство с 2010 года при помощи немецких партнёров (т.е. с волшебными словами «по немецким технологиям»).

И вот здесь, с задумчивым взглядом на завод, имеет смысл взять небольшую историческую паузу и объяснить, а почему же Нязепетровск — это птица-феникс.

Мы уже были на одном историческом месте — где формировалась бригада морской пехоты. Должен заметить: отличительная особенность нязепетровцев в том, что им никогда не было всё равно. И активность их гражданской позиции была и их проблемой, и их преимуществом.

Первый серьёзный катаклизм здесь был — восстание Пугачёва 1773−1775 года (напомню, Нязепетровску было ещё только 30 лет). Рабочие выступили на стороне восставших, 50 человек пополнили ряды армии Пугачёва, также Емельяна поддержали рублём и фуражом на общую сумму 5,5 тыс. руб. На заводе отлили 5 пушек для восставших, а затем, зимой 1774 г., сожгли его до основания. Война кончилась, а восстанавливать мятежный завод не спешили — он заработал только спустя 2 с лишним года.

Зато к концу XVIII века завод уже был довольно приличным (на 2 домны), был включён в Кыштымский горный округ. В 1812 году Урал тоже был кузницей победы, нязепетровский завод гнал боеприпасы — ядра, бомбы, картечь и снаряды.

Весь XIX век город стабильно развивался и был самым крупным в уезде. К концу века на заводе уже было 22 кричных горна, 2 сварочных печи Сименса, 12 паровых молотов, 8 прокатных станов. Эластичное нязепетровское железо помечалось заводским клеймом — рыбкой. Кроме того, с завода шёл штыковой чугун. Но чего-то рабочим не хватало. В 1875—1878 действовала нелегальная ячейка «Земли и воли», организованная ссыльным казанским студентом, но ячейка была раскрыта и разогнана полицией, студент продолжил турне — в Нерчинск, остальные — сели.

В 1903 уже был марксистский кружок, позднее трансформировавшийся в местное отделение РСДРП. «Эсдеков» накрыли только в 1907 году, но уже в 1914 году волнения рабочих приняли стихийный характер. Первая забастовка, собравшая 1500 человек, была вызвана в январе какими-то больно хитрыми и подозрительными отчислениями в больничную кассу, а вторая, апрельская, которой и посвящена доска на волостном правлении, уже носила чисто политический характер. Подавить её не удалось, и завод тупо закрыли к чёртовой матери — на три года. После февральской революции бывшие рабочие заволновались, пытаясь как-то решить судьбу завода. Почти одновременно с октябрьской революцией им удалось фактически национализировать завод и самовольно запустить. В такой ситуации неудивительно, что поддержка новой власти в Нязепетровске была существенной. За это всех шибко умных пустили в расход, как только в город вошли чехи. Братская могила «активистов» расположена на городском кладбище. Такие братские могилы жертв белого террора есть почти в каждом уральском городе и селе, а захоронения жертв красного террора, само собой, никто никак не оформлял. Но в любом случае — потомкам, увы и ах, уже глубоко наплевать и на тех, и на других.

В июле 1919 года город без боя заняли стрелки 39-го Нижегородского полка Пятой дивизии красных — что-то нижегородцев тянет в эти места… Завод вновь заработал, но аккурат до 1922 года, когда, как я уже упоминал, размыло плотину. Рабочие боролись за сохранение своего предприятия, работали в небольших артелях, в отдельных цехах. Однако вскоре узнали, что завод собираются окончательно упразднять как бесперспективный. В Москву поехали ходоки, добившиеся у самого Калинина обещания восстановить завод. На полную мощность он заработал в 1929 году — уже не как металлургический, а как механический. Так что имя Калинина он носит совсем не случайно.

В годы ВОВ здесь снова делали боеприпасы. А с 1949 года завод получил свой нынешний профиль — производство башенных кранов. Проблемы, конечно, не закончились, а только начинались. 1990-е годы были сущим кошмаром, но каким-то чудом завод вновь выжил и с началом путинской эпохи даже как-то пыхтел над заказами, включая зарубежные (хотя ладно, Казахстан и Монголия не считаются). Однако уже в 2001 году ни с того ни с сего производство снова загнулось, и завод прошёл неприятную процедуру банкротства. В 2003 — снова подъём. В 2010 — опять банкротство.

Сейчас завод опять работает. Но как-то нязепетровцы сдали, потеряли они свою историческую волю к борьбе. Устали от кризисов, взгляд какой-то тусклый. И на свой выстраданный завод работать идут с неохотой — сейчас каждое утро автобус привозит 50 рабочих с Верхнего Уфалея.

На территории завода у меня тоже была задачка по объектам культурного наследия, только посложнее — территория-то закрытая. Нужно было найти механический цех № 3 — здание XIX века — и памятник Калинину. Увы, с этой горы напротив завода не удалось их разглядеть. И я побрёл обратно — через город.

49. Мы снова на перекрёстке со светофором. Здание слева мы уже видели. Вдали справа (за знаменной группой) — проходная завода. Решил понаглеть и попытаться найти свою цель через решётку ворот. Здесь меня ждала удача.

50.JPG

50. Памятник Калинину оказался небольшим аккуратненьким бюстом.

51.JPG

51. Взгляд направо — и я вознаграждён за наглость. Замечательный образец дореволюционной промышленной архитектуры, и в хорошем состоянии — механический цех № 3. Так как фотографировал через решётку, второпях и думая, что меня вот-вот прервут, не сумел прицелиться должным образом, да в принципе здание целиком с такого ракурса и не охватить — это только половина. Вдали слева — позднесоветский заводской корпус, какая-то контора. По бокам от входа стоят скульптуры рабочих, одну из которых можно увидеть на снимке. Фигуры почему-то окрашены по грудь синей краской, а выше — белой. Кто придёт после меня — возможно, сфотографирует получше.

52.JPG

Как щёлкнул цех, посмотрел налево и столкнулся взглядом с охранником, стоявшим всё это время в нескольких шагах от меня по ту сторону ворот. Я первым нарушил неловкое молчание, на всякий случай уточнив: «Скажите, это же памятник Калинину, а вот там цех позапрошлого века?». «Ну да," - протянул охранник и закономерно поинтересовался: «А вы, собственно, откуда?» — «Я из Екатеринбурга, собираю материал для путеводителя. Дело в том, что оба этих объекта включены в список памятников культурного наследия…» — «Я знаю," - уверенно ответил мой собеседник, слегка обиженный, что ему объясняют столь очевидные вещи. Уходя, думал, а может стоило всё перефотографировать, раз контакт был налажен? Но решил не испытывать судьбу и не подставлять охрану — дисциплина на заводе суровая, и для увольнения много не надо.

Вот мы и прошлись по Нязепетровску — городу наполовину челябинскому, наполовину свердловскому. Конечно, чтобы ехать сюда специально — надо быть либо сильно упёртым туристом, либо просто больше любить природу, чем города. Город я худо-бедно показал, а чтобы показать природу — нужен фотограф с руками из нужного места.

Кстати, у городка есть свой неофициальный гимн, как-то напечатанный в «Нязепетровских Вестях». Конечно, здесь не место бравурным маршам и пафосным осаннам, которые себе сочиняют города покрупнее (почему-то не боясь показаться смешными). «Гимн» Нязепетровска — искренне-лиричная песня с грустинкой (я её как-то слушал под гармонь). Даже гимн здесь — от лица человека, давно покинувшего городок.

Предлагаю оценить (и, возможно, подставить в текст название своего городка):
Нязепетровск, мой милый городок.
Стоишь в снегу, лесами окружённый,
И пусть сейчас ты от меня далёк,
В тебя по-прежнему я искренне влюблённый.

Здесь вырос я и здесь мои друзья,
Здесь жил, работал, познавал науки,
И здесь со мной была любовь моя
До первой очень длительной разлуки.

Здесь всё вокруг знакомо с юных лет:
Холмы, леса и небольшие реки.
И лучше улиц в целом свете нет,
Я твой, как есть, отныне и навеки.

И пусть покинул я твои края,
И пусть цветут вокруг меня каштаны,
К тебе вернусь я, родина моя,
Когда-нибудь негаданно, нежданно.

Я крикну: «Здравствуй, милый город мой!»
Ты встретишь меня снегом или цветом,
Под шум метели или летний зной,
Приеду к тебе с пламенным приветом.

Увижу снова нежный твой наряд,
В реке Уфа днём жарким окунусь я,
И дням твоим я буду очень рад,
И городу родному улыбнусь я.

Приеду, жди, весной или зимой,
Или уральским теплым тихим летом,
Одно лишь знай — что я всегда с тобой,
И не забудь пожалуйста, об этом.

На пути в Нязепетровск лежит один любопытный город областного подчинения — Верхний Уфалей. Он основан позже — теми, кому в силу разных причин не сиделось в Нязепетровске — но успел значительно больше разрастись. В городе три крупных завода, любопытные типовые сталинки (нет, конечно, не Магнитогорск и не Нижний Тагил, просто небольшие довоенные двухэтажки, утопающие в зелени), три немаленьких завода, безжизненные чёрные отвалы и уральский колорит — кованые решётки, которыми в том числе оформлены и четыре крыльца заводской проходной Уфалейникеля. Всё это я, к сожалению, прохлопал ввиду нехватки времени и свободного места на карте памяти. То, что я набрал по Уфалею — жалкие гроши. Может быть выложу их отдельным постом, в качестве рекламы.

Да, ну и буду признателен за любые уточнения, особенно — серии жилых домов на фото.