Из-за острова на стрежень... (часть первая)

(http://polka813.livejournal.com) , 06.06.2017 (169 дней назад)

Я очень люблю приключения, но при этом я — «ёж, птица гордая, пока не пнешь — не полечу».

Так сошлись звезды, что главным волшебным пенделем в моей жизни стала подруга Лися. Она сама еще тот авантюрист в хорошем смысле этого слова: вечно где-то в чем-то интересном замешана.

К чему это я? После нескольких лет затишья приключения нашли меня! С приходим весны все пришло в движение, течение жизни подхватило и понесло в бурлящий поток, который ранее меня обходил стороной (или я его?) и только изредка обдавал слепящими брызгами.

Как ни крути, почти все яркие и незабываемые дни этого года (и не только этого) уходят корнями в знаменательный день моего знакомства с Лисей.
В начале июня меня настигло очередное приключение в лице Лиси и ее брата Игоря.

Сплав по Аю! СПЛАВ!!! Раньше я, человек далекий от туризма, знала об этом только по наслышке. Конечно, опыт ночевки в палатке на природе у меня имелся, но это не шло ни в какое сравнение с четырехдневным путешествием по реке: с катамаранами, скалами, пещерами, гитарой у костра.

Я ехала в неизвестность. Когда муж спрашивал меня: «а куда? а насколько? а как и чего?», я беззаботно отвечала: «не знаю!». Мне такие мелочи были не интересны. Меня завораживала перспектива чего-то волшебного, неизведанного. Я прыгала от счастья в перерывах между пошивом удобной походной одежды и прочих дел.

К вечеру пятницы рюкзак был собран. Моя ЖЭленька легким мандражом пыталась заставить меня передумать, но я не сдалась. Лися с мужем заехали ближе к шести, и мы отправились к месту рандеву всех участников мероприятия.

Приехали с приличным запасом времени. Это позволило слопать замечательный ужин, приготовленный Лисиной мамой (мммм, ням-ням!).

Дальше вспоминается мелькание сумок с катамаранами, пакетов с едой, рюкзаков с вещами, двух кусков фанеры («фанера?!»), чьих-то рук, на тот момент еще незнакомых лиц и мыслей в голове: «как это все впихнется в маршрутку?!». Но ловкость рук (и никакого мошенства!) — и все было утрамбовано и распределено, места хватило всем.

Пять часов до места отправления экспедиции пролетели незаметно: болтали (в основном охотливый на слово водитель), дремали, играли в карты. А я и забыла, как много игр придумано для 36 картонных прямоугольников! Поучаствовать не решилась, но наблюдала с удовольствием.

Разгружались в густых сумерках на уже кем-то занятый берег. Новоиспеченные соседи с готовностью согласились терпеть наше присутствие в обмен на пару песен под гитару. С тех пор нашего гитариста мы не видели… Шутка! Игорь (он же гитарист, он же Лисин брат) был угнан в рабство всего лишь на пару часов. В результате все были довольны, кроме Игоря разве что.

Трава по пояс, отражающиеся в речке огни с противоположного берега, звездное небо — романтика!

Когда разбивали лагерь, пришли к выводу, что по берегу катались белазы. Вся земля была в рытвинах и ямах, единственное более или менее приличное место было уже занято. Но нас было не остановить: шесть палаток + зона для костра. Греча с тушонкой на ужин, чаек, настрой на подъем в 9 утра, отбой.

Проснулась под утро. Не помню, когда в последний раз я так сильно замерзала. То ли погода шалила, то ли близость реки сказывалась — зуб на зуб не попадал. Лися рядом тоже зябко куталась в спальник. Усилием воли заставила себя вылезти и надеть еще одну кофту.

Открытие: если затянуть завязки у горловины спальника, то становится значительно теплее. Спустя некоторое время расслабившийся организм был готов спать дальше.

Ничто так не бодрит с утра, как зов природы. Первый пошел! А дальше цепная реакция — движение порождает движение. Вскоре, не дождавшись оговореных девяти часов, лагерь развернул бурную деятельноть: сворачивание палаток, подготовка катамаранов, перераспределение скарба между рюкзаками, приготовление завтрака (каша рисовая с изюмом, формованная, как в дорогом ресторане).

_MG_9579.jpg

Ночные огни противоположного берега оказались детским лагерем:) Оттуда доносились музыка и голоса детей. В динамиках раздавался голос проводившего зарядку физрука. Потом звуки стихли, доносилось только чавканье… наше :)

Плела девчонкам косы. У Лиси получились два прекрасных рога, как у дренеев. Наталье на голове соорудила вавилонскую башню. Было мнение, что получилась пироженка, а Лися мне по секрету тонко подметила ее сходство с другого вида кралькой. Люблю Лисю :)

К 12 часам катамараны были на плаву, рюкзаки и сумки, укутанные в полиэтилен, заняли на них почетные места. Вещи, которые, судя по всему, было не жалко утопить, отправились в надувную лодку, привязаной к нашему катамарану. Поднять якорь! Весла в воду! Вперед и с песней! Кстати, о песнях: наш катамаран сорвал джекпот в лице бессменного маэстро музыки. Большая часть пути пронеслась под звуки гитары.

Мне доверили одно из четырех весел нашего катамарана. Оказывается я могу грести несколько часов кряду и при этом не испытывать особой усталости! Добрым словом вспомнила Яну, тренера по фитнесу.

Погода радовала. По небу плавали редкие облачка. Тучи, какое-то время маячившие на горизонте, подойти ближе не решились и убрались подобру-поздорову. Солнце нещадно превращало часть экипажа в вареных раков, особенно тех, кто пренебрег защитными кремами. На такой жаре воспоминания о холодной ночи казались нереальными.

Виды, открывающиеся взору за каждым поворотом реки, захватывали дух так, что я иной раз забывала грести. Странно, что вообще весло не потеряла. То справа, то слева вырастали скалы. И все вокруг было зелено — леса, опять леса, поля, снова леса и скалы. Редкие деревеньки вида совсем не портили, а местами даже умиляли своей простотой, отсутствием суеты и даже какой-то самобытностью, что ли.

В моем лексиконе появилось новый термин: табанить — по сути имеется в виду «подруливать», «корректировать направление движения катамарана» или просто «опускать весло в воду». А вот звучит противно, прямо как «кабанить», или «забанить», или «тарабанить». Глупое слово, даже произносить его не хочется!

Как много народу занимается сплавами! Особенно хорошо выделяются коммерческие: одинаковые катамараны с индивидуальными сиденьями, на всех одинаковые спасательные жилеты, у каждого весло. Даже палатки у них в лагере все равны, как на подбор. Прямо коммунизм какой-то)))

Река просто кишела (именно кишела!) плавсредствами. То мы кого-нибудь обгоняли, то нас. Мимо мелькали катамараны, байдарки (одиночные, на двух человек, и байдарочников, путешествующих семейством с ребенком, тоже встречали), плоты (соседи с первой стоянки как раз на плоту сплавлялись), даже как-то попалась пара нетрезвых на надувном матрасе (но это блажь, я считаю).

Периодически сцепляли боками катамараны. Болтали, жевали сухофрукты, орехи, бутерброды, сладости.

Для бывалых туристов отсутствие благ цивилизации ни в коей степени не стесняет. Ника (наш незаменимый и непревзойденный повар, ответственный фотограф, просто хороший человек и супруга Игоря) умудрилась вымыть голову в реке, свесившись с катамарана!

Хорошо, когда в отряде из двенадцати человек на четверых один фотограф — никто не уйдет неотфотографированным, даже фотографы :)

Первая остановка — выход гидротехнического тоннеля реки Каменки.
Камни и вода — одни из моих объектов эстетического воздыхания. Кажется, я попала в рай :)

Немного инфы с Викимапии:
«Тоннель был предназначен для отвода воды реки Каменки из зоны добычи бокситовой шахты Кургазак.»

Ребята говорят, что по весне, когда уровень воды выше, вид более впечатляющий, нежели сейчас.

Еще несколько сотен взмахов веслом с одновременным поеданием глазами всего вокруг и новая стоянка — Барсучий лог. Он встретил нас стаями голубых бабочек и прелестным искусственным ельником. Нет, елки самые что ни на есть настоящие, но сажены они определенно человеком — стройные ряды деревьев образуют мистические коридоры. Девочки не смогли устоять и устроили фотосет в зарослях сухих ветвей. Очень атмосферно!

Посидели на берегу. Вскипятили чай на горелке, перекусили. Хотелось лежать на траве, смотреть на облака, наслаждаться тишиной и покоем.

Но труба (в лице Сергея — идейного руководителя группы) звала на подвиги. И мы пошли на ее зов.

От мерного течения жизни реки мысли в голове двигались так же медленно и спокойно. Иногда в сознание врывалась песня «из-за острова на стрежень, на простор речной волны…», ей на смену приходил один бородатый анекдот: на байдарках обычно обитают два загадочных существа -- Гребибля и Гребубля. Иногда к ним присоединяются еще трое — Кудабля, Нетудабля и Неорибля.

Следующий пункт назначения — Кургазакский лог и — барабанная дробь — пещеры!
Ооо! Пещеры — еще одна моя слабость. Царство гномов, обитель Горного короля, владения Хозяйки медной горы — какие только образы не будит воображение!

Прошлый опыт, здравый смысл и бывалые спелеологи нашей команды подсказывали, что пещера — место холодное и грязное. Теплые носки, гамаши под плотные штаны, кофта, куртка на синтепоне дополнили мое одеяние по высадке на берег. К слову, температура за бортом +25 минимум, до ближайшей пещеры метров эдак 150 в гору (не хилую такую гору, 20м).

В эту самую ближайшую — «попсовую», как ее назвали бывалые сплавщики, пещеру Кургазак мы не попали по той простой причине, что перед нами стояла очередь за колбасой человек в тридцать (понаехали! и что дома не сидится?!). Дальше в этом же обмундировании спуск к дороге и еще добрых 300 метров с полной выкладкой до следующей пещеры Шахта-30.

Подъем к предыдущей в 20 мертов вспоминался с какой-то теплотой. или просто было невыносимо жарко. Снятые куртка и кофта особого облегчения не принесли, только мешались при подъеме. Ругала себя за столь основательную экипировку, т. к. остальные товарищи были одеты несколько легче. К моменту выхода на ровное место, сматывая на локоть язык с плеча, решила было плюнуть на пещеру, но пара минут ходьбы по горизонтальной поверхности убедили меня в том, что силы еще есть.

Итак, Шахта-30. Немного инфы с интернета:

«Шахта-30 — довольно интересная пещера, находящаяся в районе Кургазакского лога на реке Ай. Цифра „30“ означает глубину пещеры.

На плато, среди редких берез, находится провальная воронка диаметром метров 10. На её дне находится вход, представляющий собой резкий обрыв. Следует уступ около 2 м высотой, после чего начинается почти вертикальный спуск в вдоль слегка наклонной стены. Пещера непроходима без снаряжения.

Пещера интересна тем, что начинается с колодца, в основной части довольно просторна, и в ней имеются натечные образования из мондмильха. Ничего особо сложного в ее прохождении нет, необходимо лишь соблюдать элементарные правила техники безопасности.»

0MB3GYLXgp0.jpg

У нас при себе были веревки, две поясные беседки с карабинами, устройства для спуска (востмерка и корзинка), жумара (устройство для подъема), налобные фонарики, дух авантюризма и напрочь отмерший (как оказалось, не у всех) инстинкт самосохранения.

Спускались по очереди. Первым пошел товарищ с забавным именем (блин, как его?! Марк, Макар… нет, не то… но К и М там точно были. блин… клин. точно! Клим!) Климентий. Поскольку сверху спуск в пещеру выглядел более пологим, нежели был на самом деле, то «пушечное мясо» с забавным именем стартануло лишь с веревкой в руках, без дополнительной страховки. Мы были уверены, что ему это не впервой, что он бывалый скалолаз, ведь человек шагнул в темноту без лишних вопросов, не моргнув глазом.
Что сказать?! Парень боевое крещение прошел успешно. Игорь (он же гитарист, он же Лисин брат, он же главный спелеолог) потом сокрушался, что позволил ему идти «налегке». Но дело было сделано и никто не пострадал.

Остальные спускались в обвязке. Из-за выработанной годами привычки передвигаться в вертикальном положении, очень трудно заставить свой организм упираться ногами в практически отвесную стену и не опускать их. При этом одновременно нужно контролировать положение рук на веревке и следить за тем, куда двигаться дальше (к слову, стена не была идеально ровной: то там, то здесь либо провал, либо выступ, либо еще какая-нибудь неожиданность). В общем, для людей непривычных спуск в пещеру — очень напряженная работа.

Не знаю, чем это было вызвано, но «восьмерка» никак не хотела спускать меня в пещеру. Она просто не скользила по веревке, приходилось упираться в стену и с силой продавливать себя вниз. Благодаря этому вопрос с положением ног в пространстве не был для меня проблемой.

Как оказалось, большинство налобных фонариков слабоваты для больших темных пространств. И только у одного из нас (опять же у героя эпизода — Клима) фонарик бил, как прожектор (не мешайте мне, я завидую!).

В пещере было темно и холодно (какая неожиданность!). Оказавшись внизу, я оценила свое теплое одеяние. Ко времени подъема у меня замерзли только руки, тогда как большинство ребят уже мерно постукивали зубами.

Итак, пещера.
Даже не знаю, как описать свое впечатление. Это застывшая вечность! Это тьма, влага и холод, помещенные в каменный сосуд! Торжество неживой природы! Покоившиеся там же коровьи череп и кости только усиливали магию этого места. Весь остальной мир сжался до маленького светящегося окошка над головами.

Лунное молоко (какое название! вслушайтесь: лунное молоко!) на стенах и потолке завораживало, манило, просило прикоснуться к нему. Видимо, многие до нас поддались этому зову: в некоторых местах на белом налете мондмильха зияли «отмечатки» ладоней и надписи типа «здесь был…» и «ТАГИИИИЛ!». Отвратительно, на мой взгляд. Вот что за пакостное творение человек?! Но это тема для целого романа.

Мы ограничились легкими прикосновениями, дабы не соскоблить это чудо природы со стены. Мы молодцы! :)

Еще одно новенькое для меня слово «шкуродерка». Очень узкое место в пещере, которое можно пройти только ползком.

Я искренне верила, что в таком месте во мне проснется клаустрофобия. Даже тафофобия, если быть точным. Эта уверенность поселилась во мне в ранние школьные годы, когда мы с подругой обследовали коммуникационные колодцы. Их соединяли тоннельчики из бетонных блоков, закрывающих трубы от давления земной толщи. Высота этих самых тоннельчиков с учетом пролегающих в них коммуникаций в аккурат позволяла пролезть на пузе таким соплячкам, как мы. Так вот моя подруга, преодолев эти несколько метров и ожидая меня на том конце пути, решила, что будет уместно с ужасом на лице выкрикивать «ааа! он рушится! все падает! сейчас завалит!». Она была очень доброй девочкой с тонким чувством юмора :)

В этот момент меня сковал такой ужас, какой я не испытывала больше никогда и, надеюсь, впредь не испытаю. Меня буквально парализовало паническим страхом, мышцы свело, сердце колотилось, как бешеное. Помню, кричала, надрывая связки, чтобы она замолчала.

Несколькими годами позднее, отдыхая в лагере, посетила с экскурсией Пугачевский (если не ошибаюсь) грот, где был очень низкий лаз. Мальчишки полезли в него. Подгоняемая интересом, я было опустилась перед ней на четвереньки, но как только оттуда пахнуло застоявшимся воздухом и сырой землей, паника снова схватила меня за горло.

Сейчас, стоя рядом со шкуродеркой в Шахте-30 и слушая доносившиеся из него голоса ребят, я ожидала этого всепоглощающего страха, прислушивалась, не зашевелится ли во мне этот жирный лоснящийся таракан. Но он мирно посапывал в закромах подсознания. Сначала я встала на четвереньки, потом легла на живот, продвинулась на несколько сантиметров, потом еще, каждый раз внимательно следя за своими ощущениями. Все было тихо, спокойно. Тараканы в уголке играли в карты, а толстый и лоснящийся вообще не подавал признаков жизни. И я успокоилась. С этого момента ничто не мешало мне наслаждаться этим приключением.

Поднималась к свету и теплу одной из последних. Когда смотришь со стороны на других и замечашь, какие ошибки они делают, думаешь, что ты их уж точно не совершишь. Ан нет! Пока Игорь не остановил меня на первой четверти пути, не отчитал за нерациональное распределение силы и не объяснил на пальцах пошагово, что, где и как надо делать, я дергалась на веревке, как муха на паутинке, свято веря, что у меня все пусть плохо, но получается.

Неукоснительно следуя полученным инструкциям, добралась до верха, где Клим (надо же, запомнила!), принимавший возвращавшихся из бездны соратников, решил, что я альпинизмом занимаюсь не первый день. Это был один из лучших комплиментов, я считаю.

DSC_7973.jpg

DSC_7987.jpg

DSC_8013.jpg

DSC_8020.jpg

DSC_8045.jpg

Нашу спелеологическую экспедицию можно считать спасательной. В ходе нее был спасен от верной гибели во мраке огромный красивый жук. Имя героя, вынесшего пострадавшего на поверхность, — барабанная дробь! — я опять забыла… :)

Дело шло к вечеру. Времени да и сил на Кургазак, где очередь давно рассосалась, уже не было. Мы вернулись к катамаранам. У берега с грузовика торговали пивом, закуской к нему и прочей нескоропортящейся снедью по совершенно конским ценам ввиду отсутствия конкуренции. Женская половина группы позволила себе расслабиться и приговорила двухлитровку и пару пачек чипсов. Подняв, так сказать, себе настроение (хотя и до этого оно было хорошим), мы отправились на поиски места для ночлега.

Если ничего не путаю (а я могу!), то планировалось осесть на подходе к Сухим водопадам.

Опять «историческая» справка:
_"Природный памятник Алексеевский лог или Сухие водопады представляет собой русло древней высохшей реки с каскадом водопадов. Перепад высот составляет 3−8 метров. Промежутки между водопадами выглядят, как естественная природная лестница с многочисленными ступенями высотой от 15 до 50 см.

Алексеевский лог выходит к реке Ай. Ступени водопадов ведут к небольшому озеру, чуть выше которого в скале находится небольшой проход в пещеру."_

Мимо этого, наверняка, живописного места мы пролетели, как фонера над Москвой, благополучно проплыли то ли из-за поджимавшего времени (спасение жука оказалось затяжной спецоперацией), то ли из-за нехватки на берегу свободных мест, пригодных для лагеря.

Когда до Притесов (обязательного пункта программы сплава) оставалось рукой подать, а удачного места еще не предвиделось, по берегу пустили разведку. Меня зачислили добровольцем в отряд из двух человек в компанию к Нике.

Мы шли по пояс в траве, что заполонила прибрежную зону, периодически вскарабкивались на двухметровый уступ, вымытый рекой, где начинался лес. В какой-то момент я умудрилась потерять Нику из виду. Расстроилась. Оказалось, за пару минут, пока я продиралась через заросли травы в затопляемой зоне, она успела прочесать лес вдоль берега на несколько десятков метров вперед, найти место для стоянки и выбраться к воде вниз по течению, прямо напротив Притесов. Вот что значит турист со стажем! :)

Место было людное: с обеих сторон от небольшой полянки, где мы позднее разбили лагерь, доносилась туристическая возня (бензопилы, хруст веток, смех и голоса людей). Соседи вверх по течению от нас, мимо которых мы в мыле перетаскивали вещи с катамаранов, а потом и сами катамараны, на берегу соорудили баню: «печка» из камней, каркас из молодняка и «стены» с «крышей» из толстого полиэтилена. Я впервые видела нечто подобное, потому без зазрения совести пялилась на греющуюся «каменку», на ожидавший поотдаль своего часа каркас и на стоящих рядом людей. Наиболее коммуникабельные члены нашей команды наладили контакт и спустя несколько часов, когда наши палатки прочно вцепились зубами колышками в лесной грунт, все вокруг окутали сумерки и соседи вдоволь напарились, мы были любезно приглашены погреться в остатках былой роскоши в еще теплой бане. Поскольку наши мальчишки тоже планировали баню на следующий день, то я решила не совершать лишних телодвижений и подождать до завтра.

Ужин был царским! Вместо аперитива мы, изрядно оголодавшие к тому времени, добрались до бутербродов. Девочки помогали Нике строгать салат и готовить картофель к запеканию в углях (чистили, разрезали, вставляли в него сало, посыпали солью и заворачивали в фольгу). Мальчишки тем временем взяли на себя ответственность за шашлыки.

Тем вечером дело до картофеля с салом не дошло. Плотный ужин под коньячок да под пиво привел к тому, что ко времени приготовления картошки, часть народа, отдуваясь, ушла спать, а другая часть, довольно мурлыкая, переваривала съеденное, пела песни и покуривала кальян. Да-да, кальян! Андрей (он же один из фотографов, а теперь еще и мастер кальяна) не поленился и взял с собой этот относительно громоздкий и хрупкий предмет обихода, за что ему огромная благодарность, уважение и признание!

В этот вечер я наконец-то узнала имена всех членов команды :) С кем-то была знакома изначально, чьи-то имена знала по разговорам, остальных мне представила Лися: Игорь и Ника (этих я занала давно), Сергей и Алена, Андрей и Даша, Климентий и Наташа, Леонид и Наталья (так и будут одна — Наташа, другая — Наталья, чтобы понятно было).

На звук гитары (а может, на запах кальяна) пожаловали обитатели соседнего лагеря. Кормили нас байками своих прежних туристических побед, кормились нашей картохой, курили наш кальян и никак не хотели нас покидать. Уже засыпая в палатке, слышала, как Сергей деликатно отправил гостей восвояси. Тогда же услышала в речи уже распрощавшихся соседей «о! вот и мой фонарик!». Внезапно осознала, что моего фонарика на мне нет. Поняла, что оставила его у костра. Еще закралось подозрение: а не мой ли они имеют в виду? Тут же рассердилась на себя, что так плохо думаю о людях. Вставать было уже лень, решила, что до утра он никуда не денется.

Засыпала со счастливыми мыслями о том, что решение участвовать в сплаве было правильным, и что впереди еще целых два незабывамых дня…

Похожие статьи

По Южному Уралу на майские праздники. Национальный парк Зюраткуль.
Тоннель реки Каменка
Сухие водопады. Алексеевский лог. 2015
Майские. Путь к природе. Притесы на реке Ай.
Однодневный сплав по реке Ай. Часть 2
Однодневный сплав по реке Ай. Часть 3
Однодневный сплав по реке Ай. Часть 1
Поездка на Глухой остров, на скалу Чёртов палец в Петропавловке