Конный поход на Иремель

bmwwod (http://bmwwod.livejournal.com/) , 25.01.2014 (1753 дня назад)

В 2010 году мы большой компанией ездили в конный поход по Башкирии с базой Сухов Ключ. Та старая поездка состоялась в основном из-за периодически попадавшихся мне отчетов Игоря iwar о прекрасных местах в окрестностях села Кага и тамошних лошадях, чудесным образом приспособленных к жизни в суровых природных условиях горной Башкирии. С тех пор Игорь и сам решил окончательно перебраться из цивилизации в условия, где основная ценность умелые руки, а лучший помощник — неприхотливая местная лошадь. Обосновались Игорь и его подруга Юля в селе Николаевка Белорецкого района, неподалеку от легендарной горы Иремель, в местности, где проходили туристские маршруты еще при канувшем в Лету союзе.

После близкого знакомства с организацией походов в конвеерной в общем и целом Каге хотелось увидеть, как можно устроить то же самое в узком домашнем кругу. Выращенные в руках с рождения лошади, подогнанная амуниция, изученные за много лет пешего туризма маршруты, все это хотелось сравнить с отлаженной системой извлечения прибыли из четвероногого транспорта в Суховом Ключе.

Желающих набралось трое конных — я, Настя clouddberry и Женя horsesbb, Дима kuaukutsu, из принципа на лошадей не садящийся, поехал за компанию, чтобы пройти задуманный маршрут пешком наравне с конниками. Поездка с самого начала упорно не хотела идти по плану, сначала простояли в пробке на Горьковке, к пяти утра еле выехали на простор, но тут всех начал одолевать сон, самое противное, что и меня тоже. Пришлось остановиться в каких-то полях и вздремнуть в рассветном комарином тумане. Только снова тронулись и проехали километров триста, как машина решила выкинуть неожиданный фортель и сломаться. Вероятнее всего в ночи вылетевшим из-под колеса камнем пробило дыру в трухлявой горловине бензобака, после чего заправка сделалась более чем проблематичной, бензин попросту вытекал на землю, не попадая в бак. Пришлось прибегнуть к помощи очередных самоделкиных из регионов, в селе Лысково Нижегородской области мальчики в местном сервисе ловко заменили разрушенную трубу куском какого-то шланга на хомутах, и через пару часов мы смогли продолжить путь. Тем временем расстояние до Белорецка сокращаться не спешило, и стало понятно, что до вечера мы никак не успеваем. В итоге вместо вечера, который должны были уже провести на месте, получили еще ночь трассы и пробитое колесо.

В Белорецк, возникший из тумана в горах, приехали ранним утром и сразу закупились для поддержания жизненных сил местным бальзамом «Иремель», надеюсь не слишком удивив местных продавщиц несколько странным для восьми утра набором нашей «продуктовой корзины». О Белорецка до Николаевки еще километров 50, большинство из которых гребенчатая грунтовка. Сама Николаевка произвела благоприятное впечатление — большое жилое село с почтой и сельсоветом, есть даже стационарный телефон, везде пасутся лошади и коровы, в общем жизнь явно не покинула эти края. После марафонских полутора суток за рулем и около него больше всего хотелось отоспаться, но это стало бы непозволительной роскошью, на всю поездку с дорогой у нас было всего восемь дней, то есть на поход не больше пяти. Так что познакомились с хозяевами, проглотили чая и сразу к лошадям, оставив в объятиях Морфея только Диму, в одном лице штурманившего всю дорогу при сменяющихся водителях.

Упитанные лошади паслись в поле, являя собой идиллическую картинку сельского пейзажа. В первый день решили посвятить аккумулированию сил и в поход не выезжать, съездили на ближайший хребет, откуда и обозрели окрестности и тот маршрут, который нам предстояло пройти.

На следующий день собирались выехать пораньше, но не склалось, ибо легли поздно за обсуждением конных дел с новыми знакомцами, а утром спалось на чистом сельском воздухе сладко и крепко. Дима ушел раньше всех, собрав рюкзак и выверив маршрут сегодняшнего перехода по карте-километровке, а мы остались собирать вьюки и седлаться.

Мне и Насте достались похожие кобылы с подсосными жеребятами Лада и Лика, а Женьке гнедая Ночка, хотя обычно Ночки бывают вороными или серыми. Тяжелый Игорь ездит на хозяине кобыльего гарема жеребце Гаруне, в обиходе Горыныче, а Юля на жеребце Грее, недавно заезженном трехлетке. Собирались долго, до этого автономных походов как-то не случалось, а тут пришлось отбирать вещи по весу и объему. В итоге забегая вперед скажу, что самая нужная вещь в автономном конном походе это гермомешок, ибо в Башкирии в этом году было немножко «влажненько». Но это выяснилось позже, а сейчас мы увлеченно паковали легкие летние вещи, сгущенку и на всякий случай на дно сумок дождевики. В результате позднего подъема, долгих сборов и неспешного выезда… все равно успешно попали на свою первую стоянку и даже практически одновременно с вышедшим на три часа раньше Димой.

Первый вечер и ночь провели возле того места, где река Тыгын уходит под курумник, нагромождение обломков камней, покрытых лишайниками. Лошадей привязали к деревьям и пошли осмотреть плес и при желании искупаться. Вода, кстати, оказалась ледяной, а дно илистым. Зато само место очень красивым, а в придачу поросшим грибами и оставленной предыдущими туристами картошкой. Заодно и ужин «нагуляли».

Ничто не предвещало неприятностей, в лесу спалось как всегда прекрасно, кони за ночь отдохнули, а завтрак с костра елся медленно и с расстановкой. Все то, что обычно я не позволяю себе дома — печеньки, сгущенка, бутерброды — на воздухе представляются калорийным ровно настолько, чтобы поддержать силы в долгом дневном переходе. Поседлались, закинули вьюки и с богом тронулись, Дима опять ушел раньше, согласовав маршрут и конечную точку сегодняшнего трека по карте и джипиэс. Тут оно и началось — сначала далекие гром и вспышки через некоторое время устроили феерию звука и цвета непосредственно над нашими головами, лошади первое время стоически шли гуськом, но после пары особо раскатистых ударов чуть не бросились врассыпную, редкие дождевые капли быстро сменились тропическим ливнем. Оптимистично настроенный Игорь поначалу обнадежил всех обещанием скоротечности ливня, однако дождь не только не собирался утихать, но вскоре перешел к серьезным боевым действиям — колеи на дороге заполнились водой, а сама дорога вскоре стала мало чем отличаться от бурного горного потока, часть пути лошади шли по колено в воде. Сама я спасалась под абсолютно непромокаемым дождевиком, а внутрь не поленилась надеть флиску, памятуя наш позапрошлогодний поход к подножию Эльбруса под аналогичным ливнем. Из соображений безопасности пошли вкруг Малого Иремеля, в то время, как бесстрашный пешеход Дима карабкался по раскисшей глине под вспышки молний по дороге через перевал. Встретились уже на реке Тюлюк возле одноименного большого села, центра местной цивилизации с турбазами, откуда организуются походы на Иремель и магазином с деликатесами вроде кильки в томате и свежего хлеба. Стоянку обустроили в удачно вытоптанном местными туристами месте на берегу, в длинной мокрой траве обустроить плацдарм для сушки промокшей насквозь амуниции и одежды было бы проблематично. Именно там и погибли мои уже вторые после Карачаевского похода кроссовки, видать одного раза мне было мало, чтобы узнать, что не стоит сушить на костре дорогую синтетическую обувь.

На следующий день перекусили кильками с дошираком и вышли в сторону Большого Иремеля, путь наш в этот день шел почти все время в горку, конь Юли Грей расхромался, воспалилась полученная в драке рана на крупе, и было решено Юле пересесть на Горыныча, а Игорю составить компанию Диме в пешем переходе. Тут стоит пояснить, что Игорь ходил в пешие походы еще в те времена, когда кони не были в особой моде, поэтому пройтись налегке по любимым местам для него одно удовольствие. В этот раз пешая часть нашей группы намного опередила конную, после практически ежедневных дождей этим летом в Башкирии стало настолько «влажненько», что гигантские грибы буквально росли под ногами лошадей, крайне затрудняя наше продвижение.

В этот день ехали по красивым местам, а приехали в еще более красивое. Последняя стоянка этого похода была у подножия горы Иремель, давшей пищу множеству легенд и преданий Южного Урала. Из-за неравной борьбы с грибами и нереальных местных красот, около каждой из которых хотелось задержаться подольше, пришли на место уже вечером, в густом тумане очертания горы рядом даже не угадывались, температура упала, воздух пропитался влагой. Попоили лошадей в чистейшем ручье, текущем откуда-то из тумана и весь остаток вечера потрошили и варили грибы, в итоге почти никто есть их не стал и основным потребителем тяжелых белков стал пес Левик. Башкирские собаки так же неприхотливы в условиях содержания, как и местные лошади. На следующее утро природа совершенно преобразилась, ничто не напоминало ни о позавчерашней непогоде, ни о вчерашнем тумане. Настало время подняться на гору и постараться понять, что же так притягивает в этой каменистой вершине каждый год все новых и новых паломников.

На первый взгляд идти недалеко, да и подъем не слишком крутой. Вокруг вершины расположено небольшое плато, покрытое каменистой россыпью, цветами и листьями ягодников, потом начинается склон с курумником, карабкаться по которому надо с осторожностью, многие камни качаются и норовят осыпаться под ногами, затрудняя продвижение. С горы открывается завораживающий вид на соседние хребты и вершины с романтическими названиями Синяк, Аваляк, Бакты и даже Зигальга. На вершине установлены флаги, под ними в камнях спрятан небольшой металлический ящик, вновь пришедшие оставляют там мелкие предметы из карманов, чтобы вернуться, да и кому-то может пригодиться зажигалка или горсть карамелек. В ящике лежит и своеобразный журнал посещений, можно оставить свои впечатления или передать приветы.

После горы шевелиться категорически не хочется, собираемся ну очень медленно, периодически замирая под теплыми лучами, каждый втайне лелеет крамольную мысль о том, что вот остаться бы еще на денек, чтобы и завтра умыться ледяной родниковой водой, навернуть грибного супчика с кильками, а вечером под треск костра договорить недоговоренное, смакуя лесной чай с целебными местными травами. Но нам надо домой, ведь уже через два дня поезд увезет меня в сторону строго противоположную седым Уральским горам, а до поезда еще почти две тысячи километров по бездорожью, через перевал и дальше по относительно приличным дорогам.