ПВД Златоуст, хребет Уреньга

Nikolay Anfilogov (http://nikolay-anf.livejournal.com/) , 20.10.2014 (2226 дней назад)

В конце трудовой рабочей недели было решено посетить с дружественным визитом славный горный город Златоуст, в котором, как известно, ясных дней, что волос у крокодила. Еще въезжая в город и, входя в него по длинной глиссаде со стороны Миасса, на небе были видны погодные размышления, которые сводились к одному вопросу: засыпать город снегом или хватит обычного дождя. К концу вечера субботы, когда торжественная часть посещения была завершена, все съедобное съедено, все жидкое выпито, погода так до конца и не определилась, поэтому сыпала снег с дождем вперемешку. Ни о каком раннем подъеме не могло быть и речи, если уж в Златоусте потекло, то надолго. Но за ночь хляби иссякли, что удивительно, хотя небушко все еще было серым и опухшим, солнце стеснялось своего состояния и не решалось показываться. Тем не менее, было решено проинспектировать состояние местности в районе хребта Уреньга, чтобы выяснить бывает ли в этих краях осень. Выбравшись на М5, решив, что гора никуда не уйдет, решил съездить к озеру Песочному, ибо рядом, там неплохие лиственницы на северном берегу, особенно осенью. И правда, все, что лежит за горами все еще окрашено в яркую осеннюю раскраску, при полном отсутствии народа, даже солнышко тут выглядит светлым и опрятным.

Но нам-то интересно, что творится на горе, поэтому возвращаемся в сумрак и через каких-то тридцать километров приезжаем к развилке, прямо — Веселовка, направо — дорога на перевал. С десяток км вверх и мы оказываемся в совершенно другой климатической зоне, тут настоящая зима. Хоть бывалые путешественники и посмеиваются, глядя на наши холмы, после Кавказа Урал, конечно, не производит такого впечатления, но характер у него вполне себе горный.

Пока не замело, подъехать можно прямо к подножью, сократив время подъема минут на двадцать. А дальше пешком, тропинка ведет по склону горы, к вершине, которая даже освещена солнцем. Вот лес заканчивается, вместе с ним и туман и открывается совершенно потрясающий вид на покрытые инеем деревья на фоне осенней тайги.

При этом тепло и совершенно тихо, ни ветерка, что совсем не характерно для этого места, как правило, тут дует сногсшибающий ветер.

Позади подпирает туман, выползающий из низины, он словно живое существо, пожирает недавнее прошлое. Вот буквально пять минут назад я был там, теперь там только призрачное молоко, пустота:

А впереди просветы голубого неба, приходится рвать когти.

Да, такой красоты я давно не видел в здешних местах, хоть слева, хоть справа в разрывах пелены облаков раскинулся разноцветным ковром осенний лес.

Незаметно допрыгал до одной из верхушек, откуда открывается очередной захватывающий дух вид — продолжение хребта:

На улице очень тепло, под жаркими лучами солнца снег начинает таять, ходить по мокрым камням становится и вовсе некомфортно, пару раз основательно прикладываюсь боком, видимо Гора намекает, что пора собираться в обратный путь. Что ж, взглянув напоследок с одного из уступов в заманчивую заснеженную даль, разворачиваюсь, с ней лучше не спорить.

По своим следам потихоньку спускаюсь, удовлетворенный и слегка оглушенный увиденным. Идти приходится под гребнем, сверху снег растаял совсем, превратившись в скользкую кашу, а в тени с ним ничего не произошло, так он, скорее всего и не растает до весны.

Славная каменная полянка, что ни шаг, то новые виды, красота и гармония.

Вдали над Златоустом редкое просветление, но оно обманчиво, буквально через полчаса все затянет, видимо долина, где он расположен, действительно притягивает к себе все осадки.

Всё, с большим трудом и сожалением покидаю склон, но надо ехать домой. Захожу в лес, тропинка ведет к оставленной машине, откуда через вышку ретранслятора дорога выводит обратно на асфальт.

Как-нибудь нужно найти в себе силы, чтобы взлезть на противоположную вершину, там вроде бы нет тропы и ползти предстоит через лес напрямик. А пока спускаюсь вниз, как раз с мостика через Ай видна и вышка и траверс горы, тропа по которому ведет к вершине, откуда я только что спустился.

Вот такие разительные перемены настроения встречаются у нашей суровой природы.