О строительстве Торгового центра

В книге Е. Китаева «На строительных высотах» осталась ещё одна интереснейшая глава, которой я хотел бы с вами поделиться — о строительстве Челябинского Торгового центра. Про сам ТЦ я уже писал два года назад.

Под одной «крышей» здесь размещались универсальный магазин, столовая, кафе, демонстрационные салоны, камеры хранения и т. д. В торговом хозяйстве насчитывалось до 40 складов, 14 лифтов, две насосные станции, системы автоматизированного пожаротушения и сигнализации. С трех сторон зала площадью более 10 тысяч квадратных метров находились галереи, образующие открытый антресольный этаж — еще 5 тысяч квадратных метров. Под секциями располагались складские помещения. Оборудование одного рабочего места стоило восемь тысяч рублей — в полтора раза меньше, чем стоимость места в Красноярском многоэтажном универмаге.

Решение о строительстве торгового центра было принято еще в июле 1960 года. Определили и территорию для него: перекресток проспекта Ленина и улицы Российской.

Вот как, оказывается, первоначально ТЦ планировалось строить на гипромезовской горке! Причём по поводу точного местоположения даже гадать особо не надо — на этом перекрёстке была всего одна свободная площадка — так называемая «ярмарка областного универмага».


фото из блога С. Загоскина

В конце концов на этом месте построили вот что:

фото vedmed1969

А ТЦ построили там, где он сейчас стоит.

…Но позже архитекторы выбрали другую площадку — в Заречье, на левом берегу Миасса. Генеральным проектировщиком стал московский институт Гипроторг. А инженеры Ленинградского проектного института № 1 (ПИ-1) Госстроя СССР сконструировали оболочку, перекрывающую всю площадь центра (авторы — А. В. Шапиро, Г. Н. Кубарев, Н. Я. Лурье).

Покрытие типа железобетонной оболочки само по себе было не ново. Подобные конструкции применяли еще в довоенные годы (например, при возведении Новосибирского оперного театра). Делали их, однако, монолитными, что было чрезвычайно сложно и неудобно. Позже появились сборно-монолитные оболочки размером 24Х Х24 м и 18X36 м. Пролеты торгового центра по сравнению с типовыми «габаритами» были в несколько раз больше (размеры его — 102Х102 м) и требовали совсем иных подходов, решения целого комплекса принципиально новых проблем, не имевших прецедента в мировой практике.


из книги «Челябинск: История моего города», ЧГПУ, 1999

«Внутри здания не было ни одной колонны, поддерживающей оболочку, — рассказывал главный инженер комплекса, заслуженный строитель РСФСР А. Ф. Крыгин.— Она опиралась только по контуру — на круглые стойки с шагом 6 метров. Но крепилась к ним не жестко. В месте примыкания к фундаменту и контуру все колонны имели шарниры. Углы купола, на которых он стоял, могли „разъезжаться“ и „съезжаться“ на специальных катках. Оболочка „дышала“, поднималась или опускалась в зависимости от перепадов температуры.

Плиты, образующие ее, укладывали на сферически изогнутую решетку из железобетонных балок. Участки, где эти балки пересекались, состыковывались друг с другом, „страховали“ временные опоры. Когда швы между плитами залили бетоном и проармировали контур, поддерживающие колонны начали поочередно опускать». Конструкция была уникальной и единственной в своем роде не только в стране, но и в мире. Всех волновало, как поведет она себя в рабочем состоянии.


из книги Е. Китаева «На строительных Высотах», ЮУКИ, 1991

По предложению Ленинградского ПИ-1 лаборатория НИИЖБа, головного института страны по железобетону, провела натурные наблюдения и контрольные измерения напряженно-деформированного состояния оболочки на разных этапах ее готовности. На основании этих исследований было сделано заключение о ее эксплуатационной надежности.

Любая выгнутая поверхность, как пружина, стремится «разогнуться». Так же и сферический купол торгового центра. Чтобы удержать его в «сжатом» состоянии, не дать распрямиться, силе необходимо противопоставить еще большую силу, стянуть углы контура между собой. Чем? Стержневой арматурой, пучками проволоки, канатами? Сделав расчеты, на этот вопрос ответил ученый ЧПИ, кандидат технических наук Ю. В. Максимов. Выбор пал на канаты, которые изготовили по спецзаказу на Белорецком металлургическом комбинате. А необычную по своей сложности операцию, связанную с их натяжением на опорном контуре, успешно выполнили специалисты мостоотряда № 16 Мостостроя № 4 Минмонтажспецстроя СССР при участии челябинского филиала СКБ Главмостостроя и кафедры железобетонных конструкций политехнического института под руководством доктора технических наук А. А. Оатула.

Трест вел общестроительные работы. На комплексе его представляли несколько управлений. Генеральным подрядчиком был «Промстрой-2». Прораб Евгений Кондратьевич Симоненко вспоминал: «На четвертом участке В. А. Гущина собрались мастера своего дела — бригады Э. Э. Шеллинга, Н. И. Харчистова, А. 3. Яворского, П. Г. Шумского — „цвет“ управления. Шеллинг начинал торговый центр с нуля. Яворский, Максимов й Кутуев собирали опалубку для угловых монолитных зон оболочки. Шумской… О нем хочется сказать отдельно, ведь я „выходец“ из его бригады и знаю этого человека не с чужих слов.

Около тридцати лет проработал Павел Георгиевич в тресте, был награжден орденом „Знак Почета“. Сначала плотничал, потом монтаж освоил. Специальностей у Шумского… сам он затрудняется ответить сколько. Тракторист, медник, токарь, кузнец, слесарь, сварщик, плотник, монтажник.

Как-то при сооружении завода автотракторных прицепов попытались специалисты предприятия применить ванную сварку — не пошла. Шумской понаблюдал за ними, и вскоре уже сам орудовал полуавтоматом. „Ты ведь не сварщик вроде?“ — дивились люди. „Баловался“, — отвечал он. Предложили ему тогда сдать экзамен на сварщика. Сдал.

Колонны электросталеплавильного цеха № 5 и некоторых других промышленных корпусов ЧМЗ варили уже полуавтоматами. На одном стыке экономили от 70 до 140 килограммов металла, и производительность была рекордной. За освоение новой технологии бригадира наградили бронзовой медалью ВДНХ и автомобилем „Москвич“.

На комплексе торгового центра бригада Шумского строила вспомогательные объекты, пришли монтажники на площадку позже других, но, как всегда, трудились слаженно, надежно. „Себя показал“ и коллектив Эвальда Эриховича Шеллинга, он находился на самом острие стройки — бетонировал швы оболочки».

«Когда специалисты „Уралстальконструкции“ уложили на балки купола железобетонные плиты и ушли с объекта, забрав с собой мобильные краны, — рассказывал работавший главным механиком объединения Иван Ефимович Чипышев, — мы стали гадать, как нам теперь заделывать стыки. Узнали, что есть в Москве изобретатель Анатолий Семенович Марчуков, который сконструировал специальную насадку к растворонасосу — она увеличила его мощность, позволила „гнать“ по трубам тяжелые растворы и бетоны. Связались с Марчуковым, пригласили его в Челябинск. Он привез с собой две насадки. Но когда осмотрел стройку, участвовать в деле категорически отказался — слишком велик купол, на подобную высоту его установка бетон еще не подавала. Но мы настояли на своем, и Марчуков сдался. Однако поставил такое условие: руководить механизаторами будет сам. Облачился в рабочую спецовку. Потребовал себе в помощь толкового парня, рационализатора. Направили к нему бригадира слесарей „Промстроя-2“ Николая Прокопьевича Щикачева, обладателя серебряной медали ВДНХ, кавалера ордена „Знак Почета“. Вдвоем с Щикачевым они отрегулировали клапаны компрессоров. Мотористкой растворонасоса была опытная работница Орехова. Бетон нагнетали непрерывно, под сильнейшим давлением. „Хобот“ на куполе держали трое крепких, плечистых мужчин, да и то с трудом. Зато щели между плитами „забивались“ намертво. Так одними из первых в стране мы освоили приставку Марчукова».

Как и все сооружение в целом, уникальной была и кровля здания. Первоначальный проект предусматривал укладку утеплителя типа перлит и трехслойного мягкого ковра. Но к моменту устройства кровли появился материал, который был легче перлита в пять раз — сверхжесткая минплита. Естественно, предпочтение отдали ей. Скат оболочки довольно крут. Чтобы утеплитель не сползал вниз, его подпирали деревянными брусками, которые крепили к плитам. Словно круги от брошенного в воду камня, расходились кольца брусков от центра купола — чем дальше, тем больше в размерах. Предосторожность эта оказалась нелишней, в трест приехали инженеры Главкузнецкстроя и сообщили, что у них утеплитель на подобной «горке» съехал, и все пришлось переделывать. Последним слоем кровли был фольгоизол, а не рубероид. Его тоже клеили впервые. Уменьшился нагрев оболочки от солнечных лучей. Да и на вид она получилась праздничной, нарядной.

«Площадь купола мы поделили на две одинаковые захватки, — вспоминал ветеран ЧМС, кавалер ордена Ленина Алексей Степанович Савченко.— Кровельщикам А. А. Брунера досталась часть со стороны Заречного рынка, моей бригаде — ближняя к Свердловскому проспекту. На редкость споро трудились Зоя Николаевна Зуева, Анастасия Ивановна Стряпухина, Валентина Ивановна Афанасьева, Николай Щукин и Николай Личик. С ними меня связывали десятки пущенных объектов. Вместе мы заканчивали и торговый центр.

Это была необычная работа. Мы поднимали наверх емкости с битумом, лебедкой осторожно спускали тележку с флягой по наклонной плоскости оболочки. Тех, кто промазывал мастикой поверхность, страховали. Обвязывали веревкой и придерживали. Так в одной связке, как альпинисты, все время и находились.


фото из блога С. Загоскина

Зимой работать скользко, в ботинках не устоять. Не поверите, снимали обувь — благо мастика теплая. Дома вот только удивлялись: «Где ты в январе грязь находишь?» Отшучивался: «Издержки производства».

«Мои девчата штукатурили подвальные помещения торгового центра, — делилась воспоминаниями бригадир «Промотделстроя» Нина Михайловна Брант.— Это целый лабиринт из ходов, тупиков, залов. Чтобы «размахнуться» широко, места хватало. Именно здесь мы впервые и применили затирочные машинки. А вот бригаде А. С. Плотниковой выпало штукатурить фасад административного корпуса торгового центра. Отделка необычная, так называемая, каменная».

«Выполнять ее в тресте раньше не доводилось, — рассказывала Антонина Сергеевна.— Главный инженер «Промотделстроя» А. Н. Кручина и несколько рабочих обучались этому в Свердловске. Со спецовками своими поехали в дело вникать.

Но оказалось, что в Челябинске нет материалов, которые имели в своем распоряжении свердловчане. Стали экспериментировать, искать подходящую замену. Брали гранитную крошку красного цвета, породе коелгинского карьера, антрацит, слюду. Когда смесь схватывалась на стене, ее несколько раз промывали водой из краскопульта. Бросать мастерок, если не успевали пройти отмеренную захватку, было нельзя. В следующий раз «почерк» может измениться, стыки штукатурки нетрудно будет разглядеть простым глазом. Добросовестно трудились Ольга Андреевна Болотникова (сейчас сама бригадир), Валентина Ивановна Заманова, Екатерина Павловна Быкова, Мигида Минигулова, Алевтина Ивановна Баранонькина, Галина Краснова, Надежда Ивановна Цибуляк».


из книги Е. Китаева «На строительных Высотах», ЮУКИ, 1991

В декабре 1975 года первые посетители пришли в торговый центр. Работа эта была отмечена дипломом первой степени Выставки достижений народного хозяйства СССР. Технические и экономические результаты этой стройки еще раз подтвердили эффективность использования железобетонных пространственных конструкций в большепролетных покрытиях (для сравнения: сметная стоимость одного квадратного метра оболочки торгового центра — 61 рубль, вантового покрытия Дворца спорта «Юбилейный» в Ленинграде — 75 рублей).

В 1976 году на состоявшемся в Хельсинки совещании членов международной организации по пространственным конструкциям об опыте ЧМС подробно рассказывалось в докладе, подготовленном советской делегацией. Вице-президент этой организации, начальник лаборатории головного института страны по железобетону (НИИЖБа), доктор технических наук Георгий Константинович Хайдуков в процессе проектирования и строительства оболочки торгового центра давал консультации и руководил ее натурными испытаниями.

В Нью-Йорке на пленарном заседании международной федерации по железобетонным конструкциям делегация СССР демонстрировала слайды торгового центра. Он был признан образцом советского инженерно-строительного искусства.

Идея нашла развитие в конструкции минского рынка. Копируя челябинский вариант, белорусские строители закупили у ЧМС металлическую опалубку для бетонирования сборных элементов оболочки. Так-то вот получилось: проект Дворца спорта «Юность» челябинцы позаимствовали в Минске, с торговым же центром все было наоборот.


фото из книги «Челябинск: градостроительство вчера, сегодня, завтра», ЮУКИ, 1986


фото из книги «Челябинск: градостроительство вчера, сегодня, завтра», ЮУКИ, 1986


фото из книги «Челябинск: история, современность, реклама», Экодом, 1994

Похожие статьи

Челябинск, 1980 год
Фоторепортаж "Торговый центр"
Челябинск с высоты (2011)
Челябинск: виды с "Челябинск-Сити"
Знакомьтесь, Челябинск
Ох уж этот разный Челябинск. Красивые моменты, места, события
Челябинск с высоты 23-го этажа
Вид на Челябинск с крыши главного корпуса ЮУрГУ